RSS

«Две крепости»

Две крепости

Самая лирическая и поэтическая часть трилогии. «Братство Кольца» — там была жизнь простых людей (извините, хоббитов!), и «красивостей» поэтому очень мало (точней, они есть, но автор скупо «вкрапляет» их в текст: всего двумя-тремя штрихами обрисована «душа» Вековечного леса — милая и нежная Золотинка. Лот-Лориэн — увядает, мы видим его не весной, а осенью, даже — под самый конец осени. И остается только гадать, каким предстал этот лес Арагорну и Арвен в пору расцвета их любви. Толкин — умный писатель: некоторые вещи, будь они хоть сто раз кавайны и поэтичны, он не «озвучивает» напрямую, пряча в подтекст).
А вот «Две крепости» написаны иначе. Во-первых, одни энты чего стоят: не просто «ходячие кусты» (как могут подумать те, кто знает сюжет в основном по фильму). Энты — по сути, те же люди, просто умно и глубоко чувствующие природу. Тут уже Профессор не стесняется, по полной программе излагает вслух свое романтическое вИдение действительности. Самый трогательный образ из них из всех — это, конечно, Брегалад с его немного «торопливой» манерой думать и говорить (а вы никогда не встречали таких людей?..) И с его тоской по погибшим рябинам:

Серебряным покрывалом вас окутывал вешний цвет,
В ярко-зеленых уборах встречали вы летний рассвет,
Я слышал ваши приветные, ласковые голоса,
Венчалась червонными гроздями рябиновая краса.
Но рассыпаны ваши кроны ворохами тусклых седин,
Голоса ваши смолкли навеки, и я остался один.
О Орофарнэ, Лассемисте, Карнэмириэ!

***

Фангорн и хоббиты

***

NB В фильме, кстати, упущена одна важная деталь: первое, что увидели хоббиты при встрече с Древнем, были — глаза.

«Пин потом чaсто пытaлся припомнить их въяве: «Вроде кaк зaглянул в бездонный колодезь, переполненный пaмятью несчетных веков и долгим, медленным, спокойным рaздумьем, a поверху искристый блеск, будто солнце золотит густую листву или мелкую рябь глубокого озерa. Ну вот кaк бы скaзaть, [нечто] до поры дремaло, …и вдруг пробудилось и осмaтривaет тебя тaк же тихо и неспешно, кaк издревле рaстило сaмого себя».

(При современном уровне развития компьютерной графики, показать это все на экране — пожалуй, не так трудно, как сперва кажется. Да и Джексон вовсе не бездарь — после первого и второго «Хоббита» я в него поверил, вижу, что это хороший режиссер 😉 ) Но… почему-то в фильме мы так и не увидели важнейшую подробность облика энтов…)

Потом еще есть королевский двор Рохана, пребывающий в упадке, однако — contra spem spero! — не умерший окончательно. (Такое хорошо было читать в 90-е, ибо вселяло надежду: если уж Теоден и его люди выкарабкались из черной пучины безысходности, то мы — и подавно сможем).
Эомер и Эовин — прекрасно выписаны (она — «нежная и холодная», как перевела Маторина. Но «холодная» не в смысле бесчувственная, а просто очень-очень сдержанная. Суровая, как и сама жизнь в этом довольно диком краю. И все-таки — «нецивилизованный», но живой, естественный Рохан я предпочту излишне утонченному, пышному, высокомерному Гондору).
Теоден — опять же, показан не так, как в фильме (там он был одержим, а тут — просто заблуждался, пребывал в унынии, потому-то и «наломал дров». Но — вовремя понял свою ошибку. Как знать, возможно, для Денетора (который попал примерно в такую же ситуацию) тоже не все потеряно было?
Безусловно, хорош Голлум (об этом уже писали, например, в отзывах на Фантлабе, так что не буду повторяться. Скажу только, что без этой его борьбы с самим собой книга бы очень, о-очень много утратила. Толкин — отличный психолог, невзирая, что романтик 😉 )
Так же безусловно, хорош Фарамир — этот «мрачный молодой человек», как его называет автор, устоял перед искушением Кольца (что не удалось его брату). Собственно, он даже устоял перед искушением просто посмотреть на него или взять в руки. И это более чем удачно характеризует итилиенского военачальника.
Ну, и — last but not least — зачем в романе Шелоб? Как по мне, иллюстрация к словам Эльронда, которые часто забывают, когда говорят о «черно-белом» мире Толкина. А слова эти такие: «Ни одно зло не изначально. Даже Саурон«.
Здесь мы видим более древнее, более страшное (и, по сути, неистребимое) зло. Которое, видимо, тоже не изначально. Которое было еще до Мордора. И которое — скорей всего — переживет Мордор на многие годы. Вы думали, Четвертая Эпоха будет «бесплатным раем для всех»? Вы ошибались, уж поверьте.
Одним словом: здесь очень много серьезных, глубоких идей (я это называю «философемы» и «психологемы»). А еще — книга просто написана отличным языком. Легким, красивым, образным, а временами (под стать первому тому) — скупым, суровым и торжественно-печальным.
К сожалению, хороших переводчиков Толкина, способных адекватно воспроизвести его язык и стиль, у нас пока еще мало.

Реклама
 

Обсуждение закрыто.

 
%d такие блоггеры, как: