RSS

Элиас Отис, «Цен Окно»

размещается здесь с разрешения автора

Монопалиндромическая фантазия *

ЦЕН ОКНО: новелла

…А чиркали зимами папонты. Бор отвечал Паном, яр. По ледистым опытам, ан, лапу вёл из Армадного по-новому о лавр Ад. Гока — мал, удал, леп, а папонтёнок — осы вырвал аж и жала: мы-де — ап!..
— Я не Мим! — рокотал Пан, о ноги манив.
— Иж!.. О-от!!!
Неумеху-то плакатно папа шлёпал:
— А ну-ко!..
Ведь то Гока рыдал, а то барана или ел, или нет. Вон жило-было, дно голося, Оно. Лепо ногами Гоби топтало, лавры мяло. Пик — те дикости чумы во норы! Дол оком облетит, сор подкинет. Ведь того, кто и дик, олову давали до корки. Лилея-то — хе! — не росла: Крез Времени шутил годами. Рептилил каками и крокодил, а суке:
— Ну-ко, нет!..
— Но папино «нет» я позабыл! Доколе?! Оп!..
Оно лезло по ткани в зеброво-масоновом одевале. Евангелие писано. Летели дронты базиса. На пыли рос маморотник огромен. Водяру пил или бурел охотно Папа Пап.
— Лаже б — мода зим, и назло двух ем скотов!..
О!!! — вопило тут Оно. Сок материла на Лене взасос Ста Лаж Зебра, палит суп с укропом, а курила курево. А папонтихе нету покоя:
— Ан, здеся — о! — говорила, — усну.
«Кси» — нова буква. Тифо-лис понёс, кокс по таре ценили да газ. О, Гока бил, и сор пса колотил мезозавра в анус. О, лопан мяч, а до роботов. Цен Окно — Пещера Тигров. А мод открутил, а во грот не пошёл им, в лаз аксонов. О, рок! О, лес!! О, новости!!! Радуясь, туда долог-то ясень, не долог бук. Вили да сопели:
— О, ты — дедоед! «Аса» у мамы до хрена!
К слову, папонтята коготками рвали каки гадов: зима та холодна, мутна!.. И рёв завёл самок, а вар пса во горы бежал, и ладно. Потно папа папонтёнка к тени шёл по Городу Рока. О, Город ентот будет и пукать там оком окон! Метил, лепил лирово голоса динозавр:
— У, кал! Я — Нила Демон! Порт на … — и — тяп! — И порт на хер!
Так он материл, а Нил аргиронетам «Шок» в лавок Аду купил. И Ад Гока то собирал в руки, то лоб о него бил. Оно било нар каки, лака кино:
— Ик!!!
Те дети-папонтята, входя во грот (и рёв задел с зеброидами дом), оклали. Бим аргиронет — о! — Бенгал фукал. Болел Евгений — ила ер. Ёж-янки сено ел, вёл леших ор. — Кто умён, как огарок луны, — вопил, — зияет на горе! Хит! Но папируса лад Макса Ума минул. И нет ему воли нору копать: сер-то нос, ну, к серому жулику ли?
— Нору-то иди уже, лаза к Солнтсу-то яму, делать там!
Пещеры дала Дева ртами енотов. Тсе-тсе-комар жалил ос гоботом, ак папонт. О, врал темно котом Робо-какун. То — Коготь Девы-с, сам индеец, и Веда ведь… Нет, в ал шов летел или дох. Та гор кайманка — Кларо — ела зверя обедом. Окантован ноты портрет, и лоском-то внимая орку-гоблину-то, глумился в лешего нанос:
— Я — мужичок осы!
Вёл, исколесив дорогу, рёва ноги, — лев хоботам и дал:
— Кличу лопнуто: «Хо-хо!!!»
Тир беды-то бил во пах. Кран об иле доввёл файл, о гуде. Литр опыта нежа ли, сор психанул? Как увёл себе щит, но папарацци вшу забил. А в роз вазу — пара кактусёнков: о, то — газ-то. Но отчёт рачище вырвал из амбара, как лавр. Ив те ветви себе взяло косам Оно.
— Р!!! — темнили филе тем хищиники. Путали сон, а сыр купила наша нация («Ик!» — «Чо?») — папонты. Боротва к боксу: долог путь! Нет, ел папонтов и жаб, ел Хозе б, лакал пиво. Кроме домов — а когда занавесил, не видно загон, — пещеру докопали. Оно кусало кирпичам рифму шоком, — оду и пели-шипели. Вил атом роботом одев, отчиталися овсово жукам в Ад:
— Топая уж, а ксилит ем, — быт сука забыла. Думало там Оно: «К этому вы, папонты, пока негодны!» Сиама миле — показ мод, яр. И Леди Сиама — макака, а папа — как енот. Это влип овод:
— Я — луны соколом!..
Липка тонко вросла сорбатом. Жена гоботного птенца б и катила ком:
— Отвари мясу голени с опусом «Икс»!
— Э… — ан, ответом. Яр поладило, но — о! — било рога, но — а! — маморотник — ого! — било, Гоку кусало. Да некто лгал, а врал:
— Еда-то — вижу! — тут!
А еды-то нету-то! Голод! Рок у Гоби — жуть! Север им — ввоз колбас, яма — пещер им ввод. Яро б енот бел хвост ел, ибо не жрал. Лодок осы вырвали к Зинаиде:
— Мить, лум-лум!.. Липу купи так, сир, и жри, а, сиамец, долом анус я, мила, довела! Нила желты пока реки ли? Ныт суп умер оборотнем. А на полудурке все жутки Леры токи. А Коготь Дев и Оно, — материли они наипанково модоладом. А с ними б — Моби Дик от сов, а не папонт. О, вили-повили, да зла навивали: мёд и тёк, а ртам и вослед-то:
— Там её лад, Отче!..
*
О, кончено, конечно, кое-что. Далее. Мат. отдел сов и мат ракет. Идём, и лав Иван — Ал Зад. Или вопили, вот, но папе:
— На восток иди бомб и мин!
Само дало домов окна пианино и лире там Оно. И ведь то Гока и коты — реликт: уже свёкру дуло. Пана ментор — о, не бор ему! Пустыни ликёра копыт лежали, налево дали мясу на молодце маиса и ржи риска. Типу купил мул мультимедиа. Низки лавры, высоко — доллар жён. О, билет — сов хлеб. То небо рядов в мире — щепа. Мяса блок — зов в мире весь:
— Тужи, Бог! Укор долог: о, тут еноты-де, — а тут у живота дела рвала глотке. На дола суку кого-либо Гокин тор — о! — мама она гор — о!.. Либо Оно ли дало прямоте в тон? А эскимосу посинело гуся мир — авто — мокали. Так и бацнет погон-то Бог! А не жмота бросал сор в окно, так пил молоко. Сынуля довопил вот это: — Не кака — папа, а кака — мама!.. — и сидели рядом. Закоп ели мама и сын до гена копытнопапы, в умот эконома толам удалы: — База, кусты б метил, и скажу я: ап!!! Отдав мак ужо восвояси лат, и что ведомо, то бормотали в иле: — Пиши, леп (у!..): «ДОМ», «ОКО», «ШУМ», «ФИРМАЧИ», «ПРИКОЛ», «А», «СУК», «ОНО»… И лап око — дуре щеп:
— Но загон дивен ли сева?
— Назад!!!
Гока во моде моркови плакал безо хлеба животно:
— Па!..
Плетень туп голоду. Скобка второбытно — папочки яиц анаша. На липу крыса носила тупики нищих. Летели филин метронома, сокол язве. Бес ив те ветви рвал, как Ара б — мази лавры. Вещи чар те, что он от заготовок нёс — «утка» карапуза. Взорвали базу — швицц!!! — Ара, Папонтище, Бес. Лёву, как луна — хи! — спросила жена:
— Ты портил еду, Голйаф-лев, воде?
— Либо нарк Хапов, либо ты! Дебри-то!..
Хохотун получил клад им, а то б — ох! — вёл иго на веру Город. Висело к силе высоко чижу мясо. На ноге шёл в ясли мул, готу Нил — бог, укроя амин. Вот мок Солитер Тропы Тонн, а вот на комоде — бояре в зале. Орал как нам Йак рогат: — Ходил и летел!!! Вошла в тень Дева Девиц: её Дни Массы ведь — того!.. Кот — ну, как обормот окон: метла, рвотно-папка… Мото-бог солил аж рамок естество то не им, а траве. Дала дыре щеп мать та лёд, ум — я. От уст НЛО сказал ежу идиот:
— Урони лук и лужу-море, скунс! Оно — тресь!!! — тапок уронило в уме. Тени лун и мамуаскам дал Асур, и папонтихе. Рог Антея из лип, о, вынул — кора! — Гока: к нему от крохи шёл лев Лео:
— Неси, Княже Реалий и Нег, — велел, — облаку флаг!
Небо тенор играми бил: ал комод им, а Диор. Без следа звери торгов яд охватят. Но пап и те детки, — они какали как рано либо, но либо — … геноболот и курв. Лари б осота когда и липу куда ковал в кошма… Тенор играл и на лире там: «Но-ка!» Трёхантроп и пятиантроп, но мёд, а линяла курва зон, и — да! — соло говорил ли, пел ли темно комок: — О, мать та, купите дуб тот недорого, а кору дорого: плеши нет как нет! Но папа-папонт — оп! — он дал и лаже бы рогов, — а справа — ком, а слева — звери. Ан, туман до лоха там из вод. Аги, как и лавр им, акт — ого! — катят, но папу — вол. Сканер. Ходы. Мамуас. А деодеды-то, и лепо, садили в куб. Голо день неся от голода дуться, ударит сов: Оно с»ело коров. Но сказал в миле Шопен: — Торговали, тур? Кто дома вор, гитаре щеп он конец. Вот — о! — Бородач Ям на полосу навар ваз о земли толок. А спросили:
— А кого загадил и не цератопс-кок?
— Сено псилофита — в куб!
А вони скунсу:
— Али ров? Ого!..
— Я сед, зная окопу те…
— Не хит, но папа!..
О веру Кали рукам, о порку спустила пар. Без жала — тс-с! — оса звенела на лире: там косо, но тут — о! — липово вот. О, к смеху, в дол за ними задом бежал папа-папонт — ох!.. Оле рубили липу рядов. Не мор — Гокин тор: о, мам сор, илы Панаси. Забыт Норд, и летело на сипе, и лёг на … в её лаве. Домов Оно само вор! Без вина кто полз, ел, — Оно поело: кодлы базопятен они! Папонтёнок — у! — не кусал, и до корки им, а, как Лилит, пёр им:
— А дог ли туши не мёр в зеркал соре?
Нехотя ел ил и крокодила в Ад уволок идиот — Коготь Дев. Тени к… до… простите! — лбам около дыр Оно вымучит соки:
— Детки поля мы! Рвало лат пот — и Бог, и маг Оно, — пело: — Но я — соло гондолы боли ж!
Но в тени Лилеи лиана работала. Дыра! Коготь Дев окунал, а пел:
— Ша!!! Папонта кал потух ему, енто, оживи на миг Оно на плато.
— Корми меня, па! Еды!!! Мала жижа, лавры высоко!
— Нет.
— Но, папа!.. — пел ладу лам…
*
А когда рвало умов Оно погон, да мрази лев упал на маты, помыт, сидело прямо на плаче (второбытно) пап и мам, из ила крича:
— Алле!.. Вон он!!!
…………………………………………..
КОНЕЦ
_________
* Данное произведение является самым крупным монопалиндромом (т. е., текстом, читающимся одинаково по буквам от начала к концу и от конца к началу, наподобие фразы «А роза упала на лапу Азора»), написанным на русском языке.

 

Обсуждение закрыто.

 
%d такие блоггеры, как: