RSS

Страна обетованная

1. Вступление

Страна обетованная находится на небесах. Покоится в пуховых облаках, словно
остров, еле-еле соприкасаясь с ними берегом. Берег у неё кисельный, холмы
пирожные, начинка под ними мясная…
И живут в Стране обетованной боги: Антоша, Петруша, Николай да Наташа.
Все они боги семейные, солидные да степенные. Но, несмотря на это, разные
неприличные приключения с ними всё же происходят.
А какие приключения — об этом будет рассказано дальше.

2. Сказочка про Николая с Наташей

Наташа была воровкой. Жила в трущобах, на задворках большого города, питалась на мусорке отбросами. И однажды украла у Николая — он в Стране обетованной работал министром культуры — жёлтый рог. То есть, вообще-то у него было целых два рога — жена бывшая наставила — а пожелтели они от времени. Ну, вот она один и украла. Ох, как Николай тогда разозлился… Пошёл в воинскую часть, велел всем носорогов седлать: — Я, — кричит, — не хочу с таким государством, где все всё у вся воруют, в дружеских отношениях быть!
Ну, Наташа-то на помойке пересидела, пока носороги маршем через весь город шли… а потом смотрит — стоят себе митингующие у Белого Дома, и с места ни шагу. Носороги уже есть хотят, а Николай всё равно никого домой не пускает, говорит — до ночи будем стоять. Тогда Наташа тихо прокралась на зады ихнего лагеря и украла из палатки Николая шахтёрскую каску, которой он об асфальт стучал.
Утром просыпается Николай — а каски-то нету, стучать уже больше нечем и, главное, не на кого, потому как и армии нету — до ночи все достояли, как он велел, а потом ушли. Лагерь брошен, палатки ветром снесло… С горя Николай сам не заметил, как весь спирт, что у него в НЗ оставался, до дна допил. Чем ему дальше заняться, он не знал, а потому женился… на ком бы вы думали? Наташе, конечно — и жили бы они долго и счастливо, если бы не вырос у него новый рог… но это уж совсем другая история.

3. Про жителей Нифльхейма

А ещё, говорят, есть в Стране обетованной такой район — Нифльхейм. И вот у жителей этого самого Нифльхейма всё не так, как у людей. Ну, потому что они как раз и есть
— не-люди. Дом у них (и ратушу на главной площади) собаки сторожат — так это не
собаки, и даже не драконы (которых там, собственно, тоже завались), а гиены, причём не откуда-нибудь, а из геенны. Да и сами-то местные жители в геенну нет-нет да и шастают, то за новым гардеробом, то за гарнитуром гостиным, тоже новым… гамбсовским… из двенадцати стульев (и зачем он им, интересно, понадобился?!), то за швейной машинкой «Зингер»…
Геенна эта начинается на окраине города — там, где у дома с медным водостоком
разобран асфальт. И в образовавшейся дырке полыхает алое пламя: это и есть
геенна, причём обычно, как вы поняли, по будням ещё и огненная (а по воскресеньям газ
отключают). Из этой геенны, как правило, приходят Баал и Велиал, и начинают всех
местных жителей строить, как на линейку, а потом ещё полдня им лекции читают.
Про то, как важно не ошибиться и покупать календарь только книжной фабрики «Заря», где все дни красным отмечены.
Говорят, жители Нифльхейма таких лекций просто не выдерживают. И убегают на
Дороги-меж-Мирами. И вот однажды идут они по этим самым Дорогам, и видят:
навстречу им — жители Нихрейна… у которых, как известно, за душой ни хрейна…
Но это уже совсем другая история.

4. Про Антошу

Антоша родился в тёмном переулке. Собственно, это был даже не переулок, а тупик. Мама его на ступенях какого-то покосившегося флигелька (то ли голубятни, то ли вообще нужника) родила, а потом пошла в молочный (что в соседнем переулке) за кефиром, чифиром и йогуртом. Но, поскольку не все йогурты одинаково полезны, она уже назад не вернулась. И стал Антоша расти на улице. Ему, в общем-то, даже в голову не приходило, что есть на свете ещё что-нибудь, кроме этого тёмного тупика. Правда, однажды он всё-таки перелез через забор и попал на городскую свалку. И там было некое существо — а возможно даже, это была женщина — которое он толком не разглядел, потому как за этой мусорной кучей солнца было видно ещё меньше, чем за стенами родимого тупичка… Вот так-то. Не разглядел — но тем не менее влюбился. И даже решил ради неё предать идеалы Добра и Света… впрочем, это уже другая история.

5. Про рождение Страны обетованной

Говорят, когда в одном весьма перпендикулярном мире столкнулись две извечно противоборствующие силы — Сила Тяжести с Силой Упругости — миру это не пошло на пользу. Поскольку была очень большая встряска и некоторые континенты полностью разрушились, а острова ушли под воду. Но был там ещё необитаемый остров, про который никто не знал. То есть, не такой уж он и необитаемый — туда были сосланы когда-то, на заре времён, одни боги ведают за какие грехи, два государственных преступника из столицы. Парень и девушка. Парень был рокер, даже, можно сказать, металлист — из тех, что и на сон грядущий чёрную кожаную куртку одевают, и с электрогитарой во сне не расстаются. А девушка была из ролевиков — бывшая «светлая» фанатичка, а потом чёрный менестрель. Правда, шестиструнную она забыла с собой на остров захватить, и поэтому бренчала песни про эль… эль… ну, допустим, про Эльбрус (она еще и альпинисткой была)… на гитаре нашего рокера. Ему это ужас как не нравилось. И девушка ему тоже не нравилась, потому что, когда он ещё студентом был (студентом МГУ — Марсианского государственного университета. То есть, это он так о себе говорил. А на самом деле был он учащимся Моргульского областного техникума по конструированию швейных машинок)… так вот, когда он учился, кто-то на парте в его любимой аудитории написал: «РОЛЕВИКИ — КОЗЛЫ!» А он и поверил. Вот с тех пор ему девушка и не нравилась (наивняк такой…).

Ну вот. А когда отшумели мировые бури, девушка с парнем смотрят — вроде ничего не изменилось, по-прежнему пустынно вокруг, но как-то… ещё пустыннее, чем раньше. И только через семь тысяч лет сообразили, в чём дело: с ближайшего континента, где раньше на берегу кафе стояло, через пролив больше крики пьяные не долетают! Тут-то они и догадались, что мир опустел, и больше нет надежды кого-нибудь ещё в этом мире повстречать. А друг к другу они понятно как относились… И вот — делать-то нечего — смотрит парень на девушку, и она, значит, тоже на него: «Чой-то мы дурью маемся, нам же ещё новое человеческое общество основать надо!»
И основали. Так и возникло на том острове общество (даже целое СО-общество!), которое впоследствии прозвали — Страна обетованная. А потом на него ещё больше новых посетителей «наплыло»… но только это уж совсем другая история.

6. Про то, как капитан Муркука в Страну обетованную попал

Капитан Муркука был сыном капитана Кука. Ну, того самого, которого однажды племя кукавачей съело. (Или кукарачей, не помню уже. Да это и неважно). От отца ему достался корабль, парус на нём (к слову сказать, шитый весь-перешитый и латаный-перелатаный), фигура адмирала Бенбоу на носу… да ещё — борода, очки и стопка чистой бумаги. А ручки не было: не выдали. Приходилось вместо ручки писать во время плавания (насколько качка позволяла) просто рукой, причём не своей, а принца Бенедиктина Амберского.
И вот однажды подплывает наш капитан Муркука к какому-то острову… смотрит — всё красиво, джунгли зеленью и тропическими плодами просто кишат, обезьянки на деревьях скачут, попугаи поют… всё хорошо… а подошёл поближе — слышит, пушки запалили, с колокольни зазвонили, в трубы медные трубят — кораблю пристать велят! Ну, он и задумался: «Откуда на острове, где одни джунгли, пушка с коколокольней?!» И только тут до него дошло: «А, так это ж не остров, это, должно быть, Страна обетованная!» И он сразу, как догадался — паруса поворачивать: кому ж охота попасть к злобным богам на зубок… И хорошо ещё, что вовремя уйти успел… Только то плохо, что не разглядел он как следует ни саму Страну, ни его обитателей. Ну, впрочем, это ему не помешало про них новую книгу сочинить. И, говорят, книга эта до сих пор на ура продаётся… но это уже совсем другая история.

7. Про дивных зверей бурнов.

А бурнов часто с урнами путают. Такие же тяжёлые потому что, неуклюжие и неповоротливые. И — всё как положено — официального ярко-кумачового цвета. И вот однажды шёл председатель президиума какой-то иномировой деревушки по Лунным Дорогам, с заседания возвращаясь — он там вопрос о засолке огурцов на зиму поднимал, да никто его не поддержал, потому как на форуме кворума не было. Шёл, шёл, и вдруг видит — стоит нечто тяжеленное и кумачовое на двух разлапых подпорках. Он как обрадовался: «Дай-ка, — говорит, — я проголосую!» И хотел уже в Крепкохвоста бюллетень кинуть, да только не очень понял, куда. А Крепкохвост один глаз нехотя разлепил, посмотрел на председателя, и… снова заснул. До того ему всё было пофиг. Зато председателя чуть удар не хватил… Вот.

Этот председатель, наверно, был сам Эрих Шолль из дружественной нам Великодержавной Демократической… А может, полковник фон Дурр. У них там, в ВДДР, так уж заведено: кто не Эрих Шолль — тот (обычно) редкостный Дурр. И от этого бурны, особенно те, что живут под Мировым древом, очень страдают — потому что распознать никак не могут… Впрочем, это уже история другая.

Читать дальше

Реклама
 

Обсуждение закрыто.

 
%d такие блоггеры, как: