RSS

Майкл Муркок, рассказы из сборника «Fabulous Harbours»

27 Июн

The White Pirate

Отличный рассказ. Он и романтичен, и страшен, и готичен, и философичен… Всему тут нашлось место: приключениям в духе «Индианы Джонса» («Квелч винил в этом новомодном пристрастии дешевые книги с желто-бурыми корешками — например, Э. Майн Гулля и Пьера Лоти»), а также и незамысловатой романтике жизни в дремучей ориентальной глуши («Горожане следовали за ними, красочны и живописны ровно настолько, насколько может быть целая банда головорезов, затянутых в кружева, и их верных шлюх, украшавшая когда-либо пиратскую крепость») Прекрасная княжна Роза фон Бек и ее ироничные пикировки с горячо любимым на деле, неожиданно мягкосердечным старым пиратом, украшают рассказ (пожалуй, в «Мести Розы» мне именно таких отношений между ггероями и не хватало).

001

«Влюбленные делились воспоминаниями и исследовали мечты друг друга, каждый стремясь познать — как в визуальном смысле, так и в духовном — своего собеседника. Таких ощущений они не ведали с юности, но сейчас, казалось, это опять достижимо. Им почти удалось; проснувшаяся память была, несмотря ни на что, сладкой наградой. Они отдавались элегическому настроению, для которого визуальная романтика — это порно. Они не стали унижаться до мелодраматичной «роковой любви», и — раз или два — всплакнули над утраченной идиллией, но в основном хорошо помнили свой возраст и общественное положение, а потому в запасе у них хватало иронии, чтобы напомнить им: эти отношения — всего лишь приятная заводь в экзотичном, бурном жизненном море».
Главный герой рассказа (он же злодей — это как посмотреть), полу-распавшееся на куски чудовище, выбравшееся из гнилого гроба и пытающееся хоть как-то покончить со своей обреченностью на вечную недо-жизнь — одна из самых удачных придумок Муркока. Далеко Дракуле до графа Критского…
Ну, а зубоскальство над Агасфером — в этом варианте, кстати, его зовут иначе: Лазарус — прямо скажем, не портит картину. Мне, конечно, не симпатично вот это желание Муркока «позубоскалить». Но там этого в меру, и к тому же — умело затушевано.
Читать всем поклонникам пиратской романтики, а также «Города в осенних звездах» (Манфред в этом рассказе, к удивлению читателя, совсем не такой, как мы его уже когда-то видели!) Тем, кто устал от Джека Воробья и Питера Пэна, и хочет почитать про НАСТОЯЩИХ морских разбойников.
А также — тем, кто любит про прекрасных бравых авантюристок и амазонок, не сдающихся перед любой опасностью.

No ordinary Christian

Трое сошлись в странном оазисе: обладатель красных глаз и Меча, — бесстрашный герой, мстящий развращенному деспоту Востока за убийство; робкий юноша-испанец, ищущий свою жену; и веселая авантюристка Поппи Бегг, не сразу, но все-таки научившаяся спать в седле.
Снова Муркок порадовал меня — отличный рассказ. Здесь нашлось, как часто бывает у маэстро Майкла, место всему: «добрый» капитан Квелч (который во Втором Эфире был трансцедентной сущностью, воплощением Закона… ну а здесь, на Земле, это просто мудрый старый пират, не претендующий на особую славу), альбинос по имени Аль Рик (он же Ульрих) — «необычный христианин»…
«Я вовсе не смелый человек, мисс Бегг. Думаю, я даже трус. И эту жизнь выбрал просто потому, что так мне — проще всего. Верю, что для людей, боящихся эмоциональной сложности и запутанности современного мира, стать ученым или путешественником — обычное дело. Да, я знаю, что избрал легкий путь! У меня способность к языкам, меня учили ездить верхом и стрелять. Ничего из этого мне не трудно. А в сердце своем я знаю, что на самом деле должен вернуться в Миренбург, и предоставить себя на волю судьбы. И в моральном смысле, и в том, что личных чувств касается… Но вместо этого я нашел жизнь и цивилизацию, приветствовавшую меня, уважающую мою любовь к уединению. Парочка верблюдов, да воды в достатке — и у меня нет других проблем. Долгие годы, даже не будучи счастлив, я по крайней мере имел приятное развлечение. ОТ-влечение от неотложных дел. Клянусь, я не хотел покидать Миренбург так надолго — но я нашел идеальный дом для себя, и остался»
Вот так Муркок, в пределах одного абзаца, взял да и подвел черту под толстовским «бегством в опрощение», а также под современной модой на «дауншифтеров»… И впрямь: если бы «вечный герой» Элрик попытался искать себе места в 20 веке — нет гарантии, что он не выбрал бы крохотный халифат на краю пустыни, вдали от благ цивилизации ;)) Здесь какая-н. обычная верблюдица служит тем же знаком престижа, как в большом городе — Ламборджини…
Ну и потом, в дикой стране, где живут простые люди, не испорченные благами общества потребления и частной собственностью, как-то сами взгляды на жизнь отличаются бОльшей осмысленностью.
» — Есть боль куда страшнее, чем потерять свою собственную жизнь, — говорит местный базарный философ из Т’амуэнта, портной аль-Фезим, сидя за чашкой кофе с капитаном Беггом… — Это — боль от потери друга. Или кого-то одной крови с тобой. Вот почему меня удивляет такая ничтожная жертва вашего Пророка. Против того, к чему Бог готовил Авраама — сущий пустяк. Конечно, самопожертвование во имя веры может быть благородным, но, в сравнении с ним, потеря своего первенца — это воистину трагедия!»
Итак, трое сошлись в странном оазисе (ситуация очень похожа на рассказ «Песнь белого волка», да и ггероя зовут так же — вот только итог другой!) Пока Аль Рик блуждал по диким землям в поисках свободной наемной армии, способной поддержать его борьбу против деспота, Поппи Бегг познавала самое себя через странные сны, а юноша-летчик понемногу начинал смиряться со своей скорбью, находя в самом факте трагедии — большое утешение. Словом, каждый из них выполнял свою миссию, играя роль в этом причудливом спектакле. Но даже после того, как мисс Бегг вернулась в Европу, ее еще долго мучили кошмары, связанные с необыкновенным альбиносом…
Один из лучших «эфирных» рассказов; тут добавить нечего. От него так и веет первым романом («Кровью» — см. мою рецензию в АК и на странице произведения). От него так и веет самыми удачными вещами сборника — «Белым пиратом» (опять же, см. мой отзыв!) и «Клэпхемским Антихристом». Похоже, у Муркока таки б ы л план — связать весь запутанный, эклектичный «Эфир» в одно целое. Беда в том, что мы этот план, к сожалению, не потребляем ;)) И поэтому незримые связи, очевидные д\автора, д\нас не всегда и заметны…
Читать, впрочем, обязательно. Даже (особенно!) если вы не элрикоман: Вас все равно должно «торкнуть». Причем глубоко.

The Enigma Windows

Мир, с трудом очнувшийся от последствий очередного финансового кризиса. Мир, где людей из времен «до катастрофы» загружают и перезагружают в новую, жестокую реальность — примерно как мы загружаем цифровые данные. Мир, где (точь-в-точь по Беляеву!) воздух продают; платить за электричество и газ никто не в состоянии; телевидение — архаизм, по которому мало кто всерьез скучает… Мир, который иначе как «заглючившей Виндой«не назовешь [см. название рассказа].
По этому-то миру мечется из стороны в сторону, не находя себе места, Джерри Корнелиус. Ему очень нужно знать, что с его сестрой и братом — пережили они катастрофу, или «стерты» из всех банков памяти. В рассказе, кстати, упоминается — мельком, как абсолютно не значимая подробность — что вражда Вечного Героя (Дж. К.) и его вечного антипода (Фрэнк) есть не что иное, как бесконечный цикл. Кем-то из них и запущенный… «Не первый раз ты, черт возьми, меня убиваешь, но это ни к чему не ведет». Театр абсурда — как он есть… Впрочем, а что на этом свете не абсурдно? Особенно в эпоху всеобщего потребления, обнищания и торжества медиа-технологий. (Кстати, рассказ написан в 1995-м).
Ну, и финал у такой истории… вполне закономерный. Вечный Герой, одержав сомнительную («виртуальную») победу, уносится в некий аналог виртуального же «рая», и при этом — прекрасно знает, что не задержится там надолго. («Не было нужды волноваться о людях, которых ты оставляешь… Общество в спешном порядке деконструировалось. Все его будущие были уничтожены. Всё, что впереди, было нечетким и, вне сомнения, опасным: угроза смерти во множестве обличий, триумф энтропии, конец сознательной деятельности. Спланировать ход событий было невозможно… Он развалился на сиденье перед панелью управления, нажал «пуск» — и позволил событиям идти своим путем»).
Конечно, внимательный читатель спросит: а стоило ли тогда писать целых две тетралогии о Корнелиусе, если вся суть его похождений уместилась в крохотный рассказ на 10 страниц? Но… вот за это я и люблю Муркока, чесговоря. Он способен одно и то же повторять по 10000 раз — а все-таки эти истории не оставляют равнодушным. Ну и потом: я уже говорил про абсурд и хаос?.. Майкл не был бы собой, если бы так щедро не воздавал им должное 😉

Реклама
 
Комментарии к записи Майкл Муркок, рассказы из сборника «Fabulous Harbours» отключены

Опубликовал на Июнь 27, 2015 в лИт-дыбр

 

Метки:

Обсуждение закрыто.

 
%d такие блоггеры, как: