RSS

***

Возвращение в Лондон

001

Кроссовер по мотивам «Ордена тьмы» Муркока и «Звездных королей» Эдмонда Гамильтона.

UPD.: Этот фик был написан, разумеется, задолго ДО того, как мне в руки попал оригинал романа Муркока. Если бы я ознакомился с ним раньше — ни за что бы эту муть писать не стал 😉 Однако «еже писах, писах», так что пусть тут лежит. Для истории 😉

Я медленно пришёл в себя. Голова моя болела. Я шевельнулся, потом открыл глаза.

Я лежал в знакомой комнате, в знакомой постели. Это была моя маленькая лондонская квартира, тёмная комнатка, которая казалась теперь маленькой и тесной. Дрожащей рукой я включил свет и неуверенно выбрался из постели. Я взглянул в высокое зеркало на стене.

Я опять был Джоном Дейкером! На меня смотрела сильная, коренастая фигура и загорелое лицо Джона Дейкера вместо резких черт и высокой фигуры принца Фламадина!

Я ощутил вдруг головокружительное удивление, потрясшее меня до глубины души. «Не сон ли всё это? Не было ли всё это сном, порождённым в моём мозгу?» Я стряхнул с себя эту мысль. Я знал больше. Как бы ни было всё странно и необычно, это не был сон!

Я подошёл к окну и взглянул на озарённые звёздами здания и мерцающие огни Вест-Энда. Слёзы затуманили мне глаза, когда я взглянул в звёздное небо: я вспомнил Эрмижад… Где она сейчас? Между нами — миллионы галактик…

— Эрмижад! Эрмижад! — прошептал я, и слёзы заструились у меня по лицу.

Жены не было дома, и куда она могла деться — я себе не представлял. Ребёнка тоже не было… и я вдруг поймал себя на том, что не помню даже, сын у меня или дочка. Чёрт возьми, ну нельзя же так…

Медленно, пока шли эти ночные часы, я готовился к испытанию, которым должен был стать остаток моей жизни.

Непроходимая пропасть пространства и времени навсегда отделяла меня от единственной женщины, которую я когда-либо любил. Я не забуду, не хочу забывать. Но я должен прожить такую жизнь, какая мне досталась. С той женщиной, с которой меня связала судьба — отныне и навсегда.

На следующее утро я пошёл в страховую компанию, где когда-то (как давно это было? может, всего несколько недель назад?..) работал. Начальник отдела встретил меня с удивлением:

— Дейкер, чувствуете ли вы себя достаточно хорошо, чтобы вернуться к работе? Я рад, если так.

Мне нужно было говорить осторожно. Я не знал, что случилось с Джоном Дейкером за те дни, когда его разум находился в теле Эрекозе.

— Я думаю, что могу вернуться к работе, — медленно произнес я.

— Доктор Уиллис сначала должен осмотреть вас, — сказал мой босс. — Но когда вы уходили из больницы, он говорил, что вы скоро сможете совсем поправиться.

Я вспомнил Уиллиса, главного врача компании, который поднялся мне навстречу, улыбаясь, когда я вошел.

— Дейкер, как вы себя чувствуете? Прошла ваша амнезия?

Я кивнул. Теперь я, по крайней мере, знал, что случилось с моим телом.

— Я очень рад, — сказал Уиллис. — Я боялся сначала, что вас постигнет судьба вашей супруги.

Я смущённо замялся:

— Э-э-э… доктор, а что, собственно, произошло с моей женой? Если вы знаете, то скажите мне — я за нее волнуюсь.

— Вы и этого не помните, — он развел руками. — А говорите, амнезия прошла… Увидев, что с вами случилось, Джейн лишилась разума от шока и попала к нам в больницу. Она до сих пор в коме.

«Джейн», — подумал я. Уже что-то. О судьбе ребёнка я спрашивать просто побоялся.

— Я вполне здоров, док, — настойчиво повторил я. — Мне бы поскорее вернуться к работе, и всё наладится. Как только я окажусь в привычной обстановке, всё станет совсем хорошо.

Одна только работа удерживала меня от полного отчаяния в последующие дни. Она была для меня тем же, чем для других бывает алкоголь или наркотики. Некоторое время она не давала мне вспоминать.

Но однажды ночью я вспомнил. Я лежал без сна, глядя в окно на блестящие звёзды, среди которых когда-то парил мой разум. И всё время образ Эрмижад стоял перед глазами.

Начальник сказал мне на днях:

— Дейкер, я боялся, что ваша болезнь помешает вам работать. Но вы справляетесь со своими обязанностями более чем хорошо, и я думаю, что вскоре вы станете помощником заведующего отделом.

Мне захотелось разразиться безумным смехом, так фантастично было это предложение. Мне быть помощником заведующего, мне, принцу элдренов, сидевшему на пиршестве с владыками Земли в Лус-Птокай? Мне, вёдшему армию драконов в последней великой битве с Хаосом в мире Элрика?! Мне, уничтожившему Тёмную Империю и переменившему судьбу всей Европы?

Но я не засмеялся. Я сказал спокойно:

— Это будет хорошая должность для меня, сэр.

А теперь, через две недели по возвращении, я сидел у себя в комнате с болью в сердце. В дверь постучали.

Я удивился, увидев в дверях женщину, которой никогда (так мне сейчас казалось) не встречал раньше — красивую, бледную, темноволосую, смотревшую на меня со странной робостью.

Умом понимая, что это и есть она, я встал и двинулся ей навстречу.

— Привет, — хриплым, низковатым голосом произнесла она.

— А доктор Уиллис сказал, что ты никогда не поправишься, — начал было я, но голос мой замер, когда я напряженно вгляделся в бледное, красивое лицо моей жены.

И это лицо словно стало прозрачным, и сквозь его черты я увидел другое лицо, другие глаза, другую женщину… Это было сумасшествием, но ни за что в жизни я не мог бы сдержать хриплого крика, который сорвался с губ моих, когда я протянул к ней руки:

— ЭРМИЖАД?!

Она неловко ступила вперед, руки её обвились вокруг моей шеи, щека прижалась к щеке. Она плакала.

— Эрмижад!..

— Эрекозе… Узнал… Даже в этом теле… Я знала, что ты догадаешься!

— Эрмижад, ты…

— Я, — она отбросила прядь со лба и мягко улыбнулась. — Ну я это, я, что ты смотришь? У возлюбленной Вечного Воителя много душ, но иногда… иногда милостью богов нам позволены исключения из правил… Твоя жена и есть Эрмижад, успокойся, Дейкер.

Слезы проступили у меня на глазах, когда я крепче прижал её к себе и прильнул щекой к мягким волосам.

— А ребёнка мы потеряли…

— Энни? А что с Энни?

Я промолчал. Она спрятала лицо у меня на груди — я слышал, как она тихо плачет.

Позже, когда мы уже успокоились и сидели у окна, пока сумерки сгущались в ночь, я высказал ещё одно сомнение, которым омрачалось пока что мое глубокое счастье.

— Но, Эрмижад, в своём мире ты была принцессой звёздного королевства. Эта старая Земля может тебе показаться слишком мрачной…

Она опять улыбнулась.

— Нет, Джон Дейкер. Это теперь и твой мир, и мой.

Я не возражал больше — я слишком был счастлив, несмотря на скорбь о ребёнке, сидя с нею, глядя через огни Лондона на сверкание Галактики в небесах.

*
…Меч словно бы оторвал меня от земли и повлек вверх, в небеса, где висели Космические Весы, казавшиеся до этого совершенно неуязвимыми. Я сделался настоящим гигантом, и меч мой заслонил свет дня. Я поднял Меч, ударил. Одна Чаша рухнула на землю и разлетелось на незримые осколки.

И я вновь замахнулся Мечом, чтобы нанести второй удар. Меч перечеркнул небосвод в кромешном аду молний и грохочущего грома. Ударив по цепям второй чаши, я разрубил и их, и она разделила судьбу первой. И вновь мир содрогнулся.

Я нанес третий, последний удар по центральному столпу Весов. Из разлетающихся обломков брызнул ослепительный свет, сопровождаемый странным, почти человеческим криком, разнёсшимся над всеми мирами Вселенной.

И что-то упало к ногам Хокмуна. И Эрмижад, вся в слезах, рухнула на колени рядом с безжизненным телом.

— Эрекозе! Эрекозе!

— Он заплатил за всё, — промолвил Орланд Фанк. — И наконец познал покой. Он отыскал Танелорн и нашёл вас, Эрмижад… И, найдя их, отдал за них жизнь.

Но Эрмижад не слышала его слов. Она плакала. Для неё жизнь кончилась. Она поднялась с колен. Слезы застыли в её глазах. Не сказав никому ни единого слова, она также прошла сквозь ряды статуй, пока не остановилась перед ещё одним свободным постаментом. Встав на него, она в прощальном жесте вскинула руку. Кожа её моментально побледнела, как у соседних изваяний, и она застыла, подобно им. Хокмун лишь теперь увидел, что рядом с ней была другая статуя, изображавшая Вечного Воителя — Эрекозе, который отдал свою жизнь за то, чтобы уничтожить Чёрный Меч.

*
… Этого не будет уже никогда: я сделал другой выбор, и моя судьба, как и судьба всего мира, изменилась — теперь уже бесповоротно… Но мне и не нужно больше искать Танелорн: я его уже нашёл. Здесь, на Земле. В Лондоне, в своей квартире. В сердце любимой женщины.

И ничего другого пожелать не могу.

Джон Дейкер вернулся домой.

 

Обсуждение закрыто.

 
%d такие блоггеры, как: