RSS

Игра в Таверну (ч.3)

СЕССИЯ 2,5

Дух Черного Меча и его гостья

Дух Черного Меча и его гостья

Мэлис

В одном из тёмных углов что-то тускло сверкнуло. Это были массивные часы на руке,
соткавшейся из воздуха девушки с чёрно-рыжими волосами. Лицо новоприбывшей прикрывала полумаска из блестящей ткани, тело ниже плеч — тонкий чёрный плащ, под определённым углом зрения смахивающий на крылья.
Девушка шагнула к ближайшему свободному месту, намереваясь его занять.

Мэй

К ней подошёл Дух Чёрного Меча, снова возникший неизвестно откуда.
— Здравствуйте, — сказал он. — Рад видеть здесь, у нас, хоть кого-то, кому нравится
чёрный цвет 😉 ) Кстати, можете звать меня Синоптик.

Мэлис

— Мэлис, — девушка запнулась. Похоже, она что-то хотела добавить, но то ли забыла,
что именно, то ли не могла выбрать из большой кучи прозвищ. — Просто Мэлис, наверное. Будем знакомы.

Мэй

Чёрный Меч взял её под руку и увлёк к одному из близлежащихстоящих столиков. Никто
не обращал на них двоих внимания: Ариох что-то втолковывал полусонному Элрику и его
спутнице, Муркок опять превратился в портрет и повис на стене, особо так не подавая
признаков жизни… Двое были предоставлены самим себе.
— Итак… Мэлис, — Чёрный Меч наполнил бокалы странной тёмно-рубиновой жидкостью,
— расскажите о себе. Каким вихрем Хаоса вас занесло к нам?

Мэлис

— Вихрем Хаоса меня точно не носило, иначе я выглядела бы более потёртой, — девушка
улыбнулась и отпила из своего бокала.
— Интересный букет… А если говорить обо мне, то это получится очень долгая история —
точнее, несколько историй. В любом случае, зашла я сюда потому, что есть у меня такое
хобби — расшевеливать засыпающие коллективы. Как только вспомню, кто я здесь — сразу же расскажу.

Мэй

Пока Чёрный Меч и его спутница беседовали, в таверне практически ничего не происходило. Точнее, может, и происходило — но всё как обычно. Над столом, за которым сидели альбинос, его
фурнообразная красавица и Ариох, летали, словно гоняясь друг за другом, кружка
и блюдце. Они едва не врезались в лоб снова возникшей в дальнем углу Иляне-романийке,
но обогнули её на крутом вираже и устремились к потолку.
Посетители таверны уже делали ставки, кто кого обгонит… а Муркок знай себе иронически улыбался из портретной рамы. Наконец, Владыке Хаоса это надоело, и он одним щёл-
ком пальца испепелил летучий сервиз.
— Ну вот… — молвил он, — теперь поспокойнее будет.

Мэлис

— А я поставить не успела, — вздохнула Мэлис и прикончила свой бокал. — Синоптик,
у вас тут всегда так тихо?

Мэй

— Временами бывает, — Чёрный Меч покачал головой. — Но никогда не знаешь, не
обернётся ли эта тишина каким-нибудь грандиозным потрясением… Это Хаос, госпожа
моя! Здесь всё может быть! И от чего угодно здесь можно ждать сюрприза. Впрочем, вы это
не хуже меня знаете…

Мэлис

— Знаю, — Мэлис улыбнулась. — От меня тоже можно ждать сюрпризов. Например, я
могу спросить вас, у кого здесь можно свистнуть пару килограммов совести… Хотя чего
мелочиться? Можно и пару тонн.

Мэй

— Если бы я ещё знал, кто здесь кто… — развёл руками Чёрный. — Все постоянно ме-
няют внешность… Вы, кстати, точно никогда здесь раньше не бывали? Может, в другом об-
личье… или даже — чем Ариох не шутит — в другой жизни?

Аттила

Lumbardil, подошедший к их столику, кашлянул и проговорил неуверенно:
— Извините, что невольно подслушал ваш разговор, но совести можно раздобыть у меня.

Мэй

— А можно насчёт этого поподробнее? — спросил Чёрный Меч.

Аттила

После этого вопроса Lumbardil достал мешочек и высыпал на стол какие-то кристально
чистые камни.
— Мы называем их совесть. Из-за их чистоты и редкости.

Мэй

— Мэлис, тебя такая совесть устроит? — спросил Чёрный у своей спутницы.

Мэлис

— Нет, мне настоящая нужна, — девушка покатала камни пальцем. — Такая не пойдёт. С ней работать не получится.

Мэй

— А как ты собираешься с нею работать? — удивился Синоптик. — Я-то думал, её достаточно просто иметь при себе…
Мэлис
— Для того и надо иметь при себе, чтобы работать, — Мэлис сдвинула в сторону кристаллы и зачертила пальцем по столу какой-то узор. — Я без совести не могу. Ни работать, ни творить, ни действовать. Моей природной хватает только на то, чтобы раз в день поныть на тему того, что я ничего не делаю… Тихо так поныть. У меня от этого нытья депрессия начинается.

Мэй

— Ну, я думаю, — сказал Синоптик, — тут, в таверне Хаоса, можно найти всё, что угод-
но… Как знать — может, и то, что тебе надо, сыщется? А пока — не откупорить ли нам но-
вую бутылочку? Lumbardil, присоединяйтесь!

Аттила

— Бутылочка — это хорошо.
Попивая винцо, Lumbardil произнёс длинную тираду, смысл которой сводился к тому,
что совесть не купишь. На то она и совесть, она не продаётся. Но её можно воспитать и
вскормить, если захотеть и постараться.

Мэлис

— Совесть можно купить, а можно спереть, — возразила Мэлис. — Я это много раз
делала. А мою кормить бесполезно…

Мэй

— Ну, вот был у меня хозяин — некий альбинос… — сказал Чёрный Меч, — так ему от
лишней совести одни проблемы были… Можно сказать, Мэлис, что тебе повезло — в отличиот него…

Мэлис

— Это как посмотреть, — девушка усмехнулась. — Моё основное воплощение тоже от
наличия совести страдало… Так что я знаю, что это такое. И мне поэтому иногда не хвата-
ет ощущения её зубов на сердце…

Аттила

— А может — это было самовнушение. Вы стремитесь почувствовать старые ощущения,
но в то же время они приносят вам страдание. Отсюда и создание защитного барьера посредством поиска совести. На самом деле это время от времени просыпается ваша, но вы её
давите. Я слышал, господин Синоптик мастер гипноза, может, он поможет вам освободить
свою внутреннюю сущность от оков вашего разума, поможет сердцу найти дорогу, понять
чего оно хочет.

Мэлис

— Возможно, вы и правы. Не хочу устраивать пустой спор, — Мэлис посмотрела на Си-
ноптика. — Не хотите попробовать пробудить мою основную сущность?

Мэй

— Я могу провести сеанс гипноза, но будет ли вам самой от этого лучше? Вы точно увере-
ны, что хотите этого?.. — и Чёрный Меч пристально уставился на Мэлис.

Мэлис

— Возможно, — по маске девушки пробежал зелёный блик. — Иногда я не боюсь становиться собой. Здесь, думаю, это уместно.

Мэй Минстрелл

— Ну хорошо… Итак, внимательно следите за моими пассами… — и Синоптик уставился
на девушку во все глаза (или что там у него было), вот так: 😎 при этом делая руками ма-
гические движения. При этом он повторял: засыпай… засыпай…

Мэлис

— Кажется, не получается, — спустя десять минут гипнотизирования сказала девуш-
ка. Впрочем, голос её изменился, став скорее мальчишечьим. — Да ну его, этот гипноз… Тут
у вас кровь подают?
Аттила
— У нас полный ассортимент всевозможных жидкостей.
Чёй-то я с гипнозом намудрил. 🙂

Мэй

— Э-эй, бармен! Бутылочку свежей крови, пожалуйста! — и, поворачиваясь к Мэлис: —
Вы какую будете? Людскую, драконью, …?

Мэлис

— Будь я своей сестрой, заказал бы кровь богов, а так… Можно и человеческую, —
небрежным жестом снимает маску. Под ней — идеальной красоты лицо. Юношеское. — Ваш
гипноз всё-таки подействовал. И мне удалось стать собой.
Если посмотреть на «Мэлис» внимательнее, теперь видно, что это — парень. Стройный,
хрупкий, смахивающий на эльфа, но определённо мужского пола.
Мэй
— Будем знакомы, — Синоптик пожимает руку юноши. — О, вот и кровь подали!.. Отметим
то, что вам удалось стать собой? 😉
Кстати, почему «вам» — они ведь с Синоптиком уже на «ты» были… Lumbardil, ты тоже
можешь нам «тыкать» 😉 — лицо РолеМастера, на секунду показавшееся из-под маски
Синоптика, весело подмигнуло, — мы не запрещаем, ведь правда же,
Мэлис?

Мэлис

Это моё альтер эго с Синоптиком не так близко знакомо 🙂 Поэтому на «вы».

— Отметим, — юноша усмехнулся, затем пригубил из бокала. — Неплохо. Стоит попро-
бовать и что-нибудь более интересное из ассортимента, думаю… Кстати, зовут меня —
Рингил…

Мэй

— Очень приятно. А вы с Кольцом Всевластия, случайно, не родственники?
Если уж Меч у нас живой, то почему не…? ;)))

Мэлис

— Я? — короткий смешок. Рингил облизывает губы. — Нет, у меня есть только сестра,
которая во много раз круче любого кольца… И мы с ней делим одно тело. Вынужденно. А я..Меня даже не в честь того меча назвали, это совпадение.
Нет, я персонажей из своей книги отыгрываю 🙂

Мэй

— Меня, кстати, тоже, — сказал Синоптик. — А то, что я на него похож… обликом, именем
и поведением… это шутка содержателя таверны очевидно, прихоть богов. Вы ведь знаете —
боги в своих прихотях непредсказуемы…

Мэлис

— Знаю… О, знаю…
Рингил очень понимающе (и многозначительно) улыбнулся, после чего ополовинил бо-
кал.
Мэй
Синоптик задумывается над тем, не является ли сам Рингил богом, но, предпочтя этот
вопрос не поднимать, скромно молчит.
— А вы из какой вселенной? — спрашивает он вместо этого.
Дурацкий вопрос, но ничего другого в голову не
приходит 😉 )

Мэлис

— Иногда мою родину называют миром без пределов, но я предпочитаю название «Мир
ненависти», — ответил юноша. — Но я давно там не был. С тех пор, как умер за него.
Мэй
— Я вас понимаю… У меня у самого, кажется, была такая же судьба… А почему «без
пределов»?

Алекс Ворронцов

— Да потому что они не верят в пределы своих сил. Во всяком случае, многие из них. И
правильно делают, не так ли, наставник? — донеслось от двери.
У входа стоит высокий парень в джинсовой одежде. На поясе пистолет а-ля анимешные
боевики, тёмные длинные волосы перехвачены расшитой рунами чёрной лентой.
Отыгрываю персонажа из своей книги, по факту — своё альтер эго. С текстами Мэлис
имеется пересечение.

Мэлис

— Я не имею права говорить, что они правы, — наполняет бокал. — Присаживайся… ученик

Алекс Ворронцов

— Ну что же, это тоже ответ, — садится рядом с Рингилом, достаёт из кармана серебряную
флягу с рельефным изображением скрещённых ракет. — За ту, для кого нет пределов!

Мэлис

— За неё! — поднимает бокал. — Синоптик, присоединяйтесь.

Мэй

Чёрный Меч тоже поднял бокал (больше смахивавший, правда, на кружку) в знак
приветствия.
— У нас в таверне всем рады. Для того она и создана, чтобы здесь сходились странники из
разных миров, и чем больше их, тем, право слово, лучше — а то у нас чуть затишье не
наступило… К тому же мне самому интереснее, когда приходят новые люди. Так что добро
пожаловать к нам… э-э… простите… не уверен, что знаю ваше имя, — обращается он к
ученику Рингила. — Не могу же и я называть вас «учеником»!
Кстати, давайте всё-таки на «ты», а? Как-никак, уже на брудершафт выпили 😉 )

Алекс Ворронцов

— Зовите Алексом, — парень усмехается. — Не совсем точно, но подойдёт… Кстати, если
не слишком нагло, может быть, на «ты»? Меня официальный стиль общения задолбал не
помню уже когда…
После этих слов — расстёгивает джинсовку, открывая чёрную майку с надписью «Это
именно те животные, которые у нас в головах!».

Мэлис

— Да и меня тоже, ученик, — Рингил вертит в руках маску, откладывает в сторону, пьёт из
бокала.
Мэй
— Да, конечно.
Меч снова протягивает руку для рукопожатия…
Меч — руку… Ну я гоню 😉 )
— Как же тебя всё-таки занесло к нам в Таверну, если не вихрем Хаоса, а?

Алекс Ворронцов

— Прилетел, — Алекс коротко и осторожно жмёт руку Синоптика. — Вон, за дверями ви-
сит железка…
Резко мрачнеет.

Мэй

— Что ты так на меня уставился? — удивился Синоптик. — Я — не твоя железка. Хэлле или
Любящая это подтвердят под присягой :)), и половина завсегдатаев нашей таверны — тоже… так что на твоём месте я бы лучше поверил…

Алекс Ворронцов

— Обычно этой хреновиной управляют двое, — поясняет Алекс. — Но я точно приле-
тел один… А вот один ли вылетал — не помню.

Мэлис

— Думаешь, кого-то уронил по дороге? — Рингил задумчиво вертит на пальце маску.

Мэй

— Что-то вы такое непонятное говорите… — усмехается Синоптик. — Это, значит, с ва-
ми ещё кто-то был?..
Но ответа он не дождался, и ему ничего не оставалось, кроме как уставиться на свой бо-
кал.
А тем временем в таверне снова сгущался сизый сумрак, означавший, что в донельзя ха-
отичной жизни нашего заведения вновь наступило, увы, затишье…

Аттила

Lumbardil, незаметно прикончив парочку бутылочек Хаосного красного полусухого, бла-
гополучно сполз под стол и захрапел.

Мэй

Постепенно и сам Чёрный Меч начал клевать носом… Он уже не видел, что делают Рингил и
Алекс; глаза его слипались, в ушах шумело от количества выпитого…
Что делали все остальные — вообще было непонятно, т.к. таверну уже всю заполонил су-
мрак.
И никто не услышал, как по хрустальному шару, подвешенному под потолком, передали
срочное сообщение:
«Пока вы все тут трепались, план Ариоха осуществился. Переоборудование Хаоса
завершено».
— Вот и хорошо, — Ариох встал, спешно куда-то засобирался, накидывая пальто… —
Значит, меня здесь больше ничего не держит… Я пошёл — а вы отдыхайте…
И он ушёл.
Правда, по слухам, он всё-таки обещал вернуться — но доподлинно это неизвестно
Морской Конёк, Рыцарь и Майкл всё ещё бинтовали Куллринна, когда я, покинув тело
Карми, подошёл к Иляне-романийке (уже в своём настоящем облике) и предложил прой-
тись.
Мы вышли из таверны (ну наконец-то! неужели этот сумасбродный вечер… закончил-
ся?!) и долго стояли в сумерках (ибо здесь, в Хаосе, всегда царят сумерки… а вы не зна-
ли?..), глядели на сирые равнины Хаоса, залитые багряным полусветом, и дышали воздухом
Вечной Ночи.
С нами не было Любящей — она, как всегда, пропадала на дайрях… Lumbardil и Си-
ноптик дремали в таверне — ну и Куллринн с ними, на здоровье, в конце-то концов… А уж
что делают Рингил и Алекс — расскажут они сами, когда появятся
Куда подевались Хэлле, Энрик и Элрик с подругой — я не знал. Возможно, когда-нибудь
я и попытаюсь их отыскать на хаосских просторах… но это будет нескоро…
А пока я просто наслаждался хорошим вечером. В компании красивой девушки. И
больше мне уже как-то ничего не надо было… 🙂

Читать далее

 

Обсуждение закрыто.

 
%d такие блоггеры, как: