RSS

Игра в Таверну (ч.4)

СЕССИЯ 3

Энрик Кара

Энрик покинул таверну в самый разгар хаотических событий, вышел он по-английски,
не прощаясь, просто шагнул за дверь и исчез в сумерках… Когда же в таверне стало тихо и
почти пусто, у её дверей появился путник…
*надеть маску*
«Я пришёл!
Подпись: Звездец Хадерак.»

Ночь.
Гроза.
Ветер.
Осень.
Одинокий путник, закутанный в дорожный плащ с широким капюшоном, скрываю-
щим лицо, сделал шаг внутрь таверны… За его спиной в дверном проёме бушевала Буря…
бесновался ветер, сверкали молнии… Он сделал шаг вперёд к теплу и свету камина… Буря
за окнами начала стихать… он сел за стол… гроза закончилась. Он откинул капюшон с ли-
ца… ночное небо освободилось от туч…
Он небрежно скинул свой тёмный плащ, оставив его лежать рядом на скамье.
Он заказал себе крепкий кофе и специи… и остался сидеть неподвижно, уперев локти в
стол, сцепив тонкие смуглые пальцы…
Высокий, стройный, если не сказать тощий, с волчьими чертами узкого лица… с хо-
лодными серыми глазами…
Чёрные, длинные волосы перехвачены в хвост.
Одетый в незнакомую чёрную форму…
Но не это было странным… к странной одежде тут привыкли, странным было то, что
этот путник был совсем без оружия. То есть совсем… ни меча, ни ножа при нём не было.

Мэй

Энрик, продолжаем игру?

Энрик Кара

Продолжим… правда я в сети не частый гость… поэтому игра наша, будет похожа на
медленное течение реки.

Мэй

Энрик — не беспокойся, пожалуйста. Я тоже нечастый гость — ибо не всегда имею деньги
на интернет-кафе…

Энрик Кара

Ну, а у меня просто в доме доступ к сети ограниченный. Правда, есть ещё «Макдональдсы»
с бесплатным и-нэтом… но я ещё не привык каждый день брать Машку с собой… но это
поправимо…
P.S. «Машка» это ноутбук

Мэй

Ничего страшного, я уже сказал :))
Любящая, Аттила, Мэлис — как насчёт присоединиться к нам с Энриком в Таверне?

Аттила

Что-то нет желания. 😦

Любящая Хаос

Я пас. Мыслей ноль.

Мэй

Ну, моё дело — спросить…

Синоптик, одиноко скучавший за своим столиком (Рингли и Алекс уже давно стали
бледными тенями в полусумраке таверны, и… в общем, не спешили оживать )… так вот —
Синоптик поднял голову от своей извечной кружки с вином.
Ему показалось, что он узнал пришельца.

Энрик Кара

Почувствовав на себе взгляд «проснувшегося» Синоптика, незнакомец усмехнулся. Его
короткая усмешка была похожа на всполох быстрого клинка. Он отсалютовал Синоптику
чашкой с дымящимся, ароматным кофе, которое ему только что принесли.

Мэй

Синоптик улыбнулся. Похоже, что он не ошибся, и странный гость действительно был
тем, за кого он его принял…
Вопрос вне игры, без которого я не могу сделать следующий ход: у нас Синоптик и
странный гость сидят за одним столом или за разными?

Энрик Кара

Нет, они за разными столами. Странный гость сидит хоть и недалеко от камина, но в
тени.
*надеть маску*

Смуглый незнакомец коротким кивком указал на свободное место за своим столом,
приглашая тем самым Синоптика в свою компанию.

Мэй

Хорошо. Кстати, я думаю, не нужно всё время писать, что ты надеваешь маску. Ты ведь
это уже сделал в своём первом посте — значит, по умолчанию ты всё время в маске.

Синоптик подошёл к столу. В присутствии смуглого незнакомца он несколько робел и тол-
ком не знал, как себя вести. Хоть он его и узнал, но… позволит ли странный гость общаться с
ним, как со старым знакомым, или же предпочтёт доиграть свою роль? Вот что
предстояло выяснить.
— Здравствуйте, — снова улыбнулся Чёрный…
Чёрный — это Синоптик. Сокращение от «Чёрный Меч.» 😉
— Каким вихрем вас занесло в нашу таверну?

Энрик Кара

Незнакомец пристально посмотрел на Синоптика, затем клыкасто улыбнулся (или всё
же усмехнулся?) и ответил:
— Тем самым Вихрем, что у Врат Преисподней всё время крутится. Он всегда в курсе
всего того что, когда и в каких Мирах должно произойти. — Голос незнакомца был мягким,
чуть хрипловатым, но сквозь обманчивую эту мягкость проскакивали стальные нотки.
Незнакомец, протянул руку к кофейнику, чтобы подлить себе ещё кофе… на смуглой ко-
же заплясали отблески пламени, и тут же по мизинцу и безымянному пальцу вспыхнула
тонкая кровавая вязь… Сплетенье ломаных линий из древних рун… змеились замыслова-
той татуировкой от пальцев к запястью и исчезали под чёрным рукавом куртки… Незна-
комец подвинул кофейник себе поближе, в тень… не торопясь налил тёмный тягучий
напиток, пахнущий пряностями в чёрную чашку… снова посмотрел на Синоптика.
— Присаживайтесь. Составьте компанию… а заодно расскажете мне… о местной Погоде…

Мэй

— Погода… как погода, мало что происходит, — отвечает Синоптик. — К сожалению,
лорд Ариох куда-то удалился, а без него мало что вообще шевелится в местном, донельзя за-
стывшем воздухе. Или здесь… одну минуточку… — он поднимает голову, зачем-то приню-
хивается, — или здесь вообще воздух отсутствует?.. Я, честно говоря, не обратил внима-
ния, когда в первый раз вошёл… Странное местечко эта Таверна. И все наши куда-то де-
лись, — он кивает в сторону двух теней, угрюмо торчащих за его прежним столиком, но…
тени не спешат оживать. — Будем надеяться, друг мой, что ваше появление внесёт разнооб-
разие в жизнь нашей Таверны. Кстати, я забыл спросить ваше имя в нынешнем воплоще-
нии 🙂 Мне-то представляться, полагаю, не надо…

Энрик Кара

— Имя… — Незнакомец посмотрел в чашку, словно хотел прочесть его в чёрном мареве
напитка. — Их у меня столько было… и в каждом мире своё… но всё это пыль… Не настоя-
щее… Здесь же… в Хаосе могут звучать лишь Истинные Имена.
Незнакомец вновь посмотрел на Синоптика, сидящего напротив.
— И мы оба знаем, что наши Истинные Имена меняют Реальность и переписывают
судьбы Миров… если их произнести вслух. Не от этого ли, друг мой, вас здесь называют Си-
ноптиком?
Незнакомец помолчал немного, сделал небольшой глоток из чашки… (в которой по
умолчанию напиток был всегда горячим), снова взглянул на Синоптика стальными глазами
и, вдруг улыбнувшись, спросил:
— А что бы вы мне предложили в качестве имени? Я, признаться, не задумался над этим
вопросом, когда открыл дверь этого заведения.
С приходом смуглого незнакомца что-то неуловимо изменилось в таверне. Вроде бы всё
было по-прежнему, но как-то не так…

Мэй

— Будем, друг мой, довольны тем, что мы оба друг друга узнали… и не будем тревожить
глубинные слои нашей памяти, — неторопливо отвечал Синоптик, раздумывая над словами
странного гостя. Он, конечно, мог бы придумать ему имя, будучи в маске РолеМастера,
но… решил пока с этим не торопиться. Как знать, может быть, странному гостю оно не
понравится.
— Я буду звать вас… — Синоптик отхлебнул из своего бокала, помедлил чуть-чуть,
задумался… — Друг Чёрного Меча. Дух Чёрного Меча уже был когда-то на свете, — он
слегка усмехается, вспоминая прошлое, — пусть теперь будет и Друг.
Энрик Кара
Незнакомец кивнул, принимая предложенное имя, но вслух произнёс:
— Разве у таких, как мы… бывают друзья? Такие, как мы, обычно одиночки… Вы первый,
кто назвал меня Другом… Наверное, только такие, как мы, и могут быть друг другу друзь-
ями… — его глаза почернели… но не надолго.
— Что ж, зовите меня так… для других же я буду… ЛЮТЫМ…

Мэй

— Хорошо, — кивнул Чёрный Меч. — Приятно, что мы… понимаем друг друга.
И он поднял свой бокал, соприкоснувшись им с чашкой незнакомца (впрочем, уже
«знакомца», не так ли?..).
…Здесь, в таверне, все слишком много пьют… видимо, потому, что больше делать нечего…

Энрик Кара

Так ведь таверна. А в таверне обычно пьют и разговаривают… Но мы можем попробовать
изменить привычный уклад вещей.
В чёрном мареве кофе вспыхнула и погасла звезда… Новый Виток начался.

Мэй

И сразу же стены таверны изменились. Замигали, засверкали, переливаясь всеми от-
тенками малинового, золотисто-зелёного и бледно-рыжего («А синего здесь нет, — усмех-
нулся Меч, — прямо как в моей родной вселенной…»), — в общем, проступили сквозь сте-
ны линии невиданных никем здесь, в Седьмом Круге Хаоса, звёздных скоплений. Где-то на
другой стене распустился нарисованный пион — бледно-розовый, нежного оттенка; и его тут
же пронзил невесть откуда взявшийся серебристо-голубоватый клинок…
Сиденья, на которых располагались гости таверны, тоже поменяли свой внешний вид;
так, спинка кресла Синоптика обрела вид зелёно-золотистой изящной змейки; кресло же
странного гостя превратилось в симпатичного, хотя и скалящего клыки гривастого сфинкса…
Изменились и кресла, за которыми сидели Майкл, Рыцарь и Куллринн…
И, наконец, изменился пол в таверне. Теперь это был уже не тёмный блестящий пар-
кет, но светлый кафель бледно-лиловых и бело-голубых тонов.
В общем, стало гораздо светлее… и все облегчённо вздохнули. Этот постоянный «готиче-
ский» антураж уже изрядно начинал действовать всем на нервы…
— Кажется, таверна готова к приёму новых гостей, — усмехнулся Синоптик. — Интересно, кто это будет?
...кстати, а таверна у нас с большой или с маленькой буквы?.. Мне бы хотелось, чтобы в
дальнейшем — с большой, о’кей? 🙂

Энрик Кара

Ок. Мне тоже комфортней когда с большой буквы.

Лютый (раз уж это определение стало Именем для Него в этом мире) прищурил свои
глаза, ставшие александритового цвета. Было понятно, что наступившее просветление было
слишком ярким для того, кто привык бродить в ночи. Волосы гостя также приобрели ярко
выраженный металлический оттенок… но одежда меняться не спешила, она осталась всё
такой же глянцево-чёрной, не принимающей посторонних цветов. Гость осмотрелся, до-
вольно хмыкнул, погладил рыжевато- золотистую лапу сфинкса, служившую подло-
котником.
— А у вас хороший вкус. Вы умудрились приятно удивить меня.

Мэй

Синоптик, кстати, тоже изменился: теперь он стал похож на молодого человека («Челове-
ка? Ну… да») с золотисто-зелёной кожей, рыжеватыми волосами и глазами. Одежда его
была под тон коже, так что было непонятно, где кончается его тело и начинается одежда. И
лишь в глазах осталось выражение, подобающее скорее хищному и голодному ротвейлеру
:), чем существу такой почти ангельской наружности…
— Я? — как ни в чём не бывало удивился Синоптик. — Я думал, это сделали вы… — было
неясно, говорит он правду или, как всегда, лукавит.
Если к нам в таверне никто не присоединится из форумчан — мне или кому-нибудь другому
скоро придётся вводить новых NPC. А пока — продолжаем диалог?

Энрик Кара

Лютый сделал удивлённые глаза.
— Я? Нет-нет. Я ничего не делал. Это точно вы… хотя… — выражение лица гостя измени-
лось на задумчивое, а глаза снова потемнели.
— Хотя, по сути, мы ведь с вами… одно и тоже. Так что, в общем, можно сказать, что это
сделал я…
После этих слов за спиной гостя на стенах расцвели чёрные и синие ирисы… а бесконеч-
ное пространство над головой украсило ночное небо центра галактики.

Мэй

Так что теперь Таверна была полностью готова к приходу гостей…

Энрик Кара

Два воплощения Чёрного меча какое-то время молча сидели друг против друга.
— Мне говорил один знакомый демон, — вдруг тихо произнёс Лютый, — что в этой Та-
верне собираются Потерянные души и Души, забывшее свои имена… — Лютый усмехнулся…
— Я представлял это место совсем иным, когда шёл сюда… Здесь оказалось намного уютней,
чем можно было ожидать…
Лютый посмотрел на Синоптика светло-серыми глазами.
— Расскажите мне, друг мой, почему вы здесь? — попросил он.

Мэй

— Меня… Меня занесло, кажется, Вихрем Хаоса… Но подробнее знает только ОН, — ко-
роткий кивок в сторону Муркока, всё ещё занятого с гостями…

Энрик Кара

— Н-да… а вот что я тут делаю… не знает даже Он, — задумчиво произнёс Лютый, глядя
на автора всего этого «безобразия». — Зато знаю я…
Его глаза снова потемнели, а волосы сделались цвета воронёной стали… и сам он как-то
стал старше.

Мэй

— Вы расскажете мне об этом? — спросил Синоптик
Тем временем за одним из столиков материализовалась знакомая фигура с золотистой
кожей и огненными волосами, в одеждах из жидкого пламени.
— О, хорошо, — обрадовался Синоптик, — первые гости в Обновлённой Таверне!
…и тут Синоптик — в который уже раз — надевает маску РолеМастера, и вещает
занудным голосом:
— Господа играющие и не играющие, я, конечно, понимаю, что одному играть не комильфо.
Но статус-кво на сейчас таков, что игра простаивает безбожно, а я как мастер за неё ответственен, между прочим. Поэтому: если в таверне затишье, то надо как-то отыграть причину, по которой оно возникло. Поскольку вряд ли кто-то это сделает за меня — официально отыгрывать «стоп-игру» буду сам…
*Синоптик снимает маску РолеМастера*

Ариох приветственно махнул Синоптику своей изящно-длинной дланью.
— Огоньку не найдётся? — спросил Чёрный Меч у своего духовного отца и покровите-
ля.
Бог, не меняя позы, прищёлкнул пальцами… и ладонь его обратилась в пылающий факел.
Синоптик раскурил трубочку, поблагодарив Ариоха дружелюбным кивком.
За соседним столиком возник молодой красавец-вадаг без рук, ног и глаз. Также у него не
было ушей и носа…
(Во я гоню!)
…но зато с ним была фурнообразная красавица — прежняя спутница Элрика.
— Мы тут встретились на Лунных Дорогах, — заявил безносый, — и решили, что теперь
будем вместе…
Синоптик обратил внимание, что на стене висит уже другой портрет — вместо М. Куропаткина теперь там красовалось изображение некоего Лучника в Алом… Лучник подмигнул
Синоптику и вновь застыл в раме.
В общем, гости собирались.
— А где же наш бармен? — спросил Синоптик у Ариоха.
— Не знаю, — пожал плечами тот. — Вынесло, небось, вихрем Хаоса…
— Я думаю, — сказал Синоптик, — мы поручим пока что нашему другу Лютому следить
за порядком в Таверне. Гостей ещё мало, так что управляться здесь будет нетрудно… А пока
давайте-ка, Арий, махнём в Седьмой Круг Ада… Или — на Седьмые Небеса. А то у меня
табак кончается… и где его достать, кроме этих двух мест, я как-то не очень знаю…
— Идёт, — Ариох потушил огонь из пальцев, приподнялся, расправил плащ… — Держитесь
за меня, друг мой. Я вас отнесу. А вы, местные, не переживайте: мы ещё вернёмся.
ВОТ КОГДА ВЕРНЁМСЯ — ТОГДА НАЙДЁМ ПОВОД ПЕРЕЖИВАТЬ…
И, подобно древнему кузнецу Ва-Ку-Ле, который, как известно, любил гарцевать вер-
хом на Кулле, Синоптик вылетел на боге Хаоса в окружавшую их звёздную ночь
— прямо сквозь потолок Таверны. Впрочем, он ещё успел прокричать *голосом
РолеМастера*:

…Объявляется «стоп-игра» до появления Энрика Кара или любого другого, желающего игру
продолжить.
Что до меня, то I’ll be back

Читать далее

 

Обсуждение закрыто.

 
%d такие блоггеры, как: